Заказать бесплатную консультацию
Внимание!
Ваш IP-адрес фиксируется системой учёта ложных заявок.
× Спасибо, что отправили нам сообщение! Наш менеджер свяжется с Вами.

Нам часто задают вопросы касательно ответственности клиник, госпиталей и медперсонала. Многие пациенты просят заключения контрактов, не зная, что в домене медицины действуют деликтные, то есть, устные обязательства — устный договор.  Факт оплаты, подтверждённый чеком, эквивалентен договору. В этой статье Вы узнаете всё о юридической стороне лечения во Франции. Ответственность медицинских сотрудников во Франции, а также медицинских учреждений, чётко прописана буквой закона.

ВВЕДЕНИЕ

Уже XIX веке ответственность врачей предусматривала возмещение ими ущерба. Она основывалась на положениях статей 1382 и 1383 Гражданского кодекса и требовала доказательства вины, ущерба и соотношения вины с ущербом и собственно с виной.

Только лишь в 1936 году в постановлении Мерсье Кассационным судом был введен принцип, в соответствии с которым: «Между врачом и его клиентом составляется настоящий договор, содержащий для практикующего врача обязательства, если не полностью излечить больного, то, по крайней мере, оказать ему внимательный и добросовестный уход, который, с учетом исключительных обстоятельств, максимально соответствовал бы современным научным достижениям; и что нарушение, даже непреднамеренное, этого договорного обязательства влечет за собой ответственность такого же характера, как и нарушение контракта в целом«.

Ответственность медицинских сотрудников во Франции.

Именно административная юриспруденция дала толчок расширению врачебной ответственности, которая упоминалась в постановлении Бьянки и была принята Государственным Советом 9 апреля 1993 года :

«Даже если не будет обнаружена ошибка … в случае, если необходимое медицинское действие в плане диагностики или лечения пациента представляет риск, о наличии которого известно, но осуществление которого является исключительной мерой, и что никакие основания не позволяет полагать, что пациент особенно подвержен этому риску, то ответственность  государственной службы здравоохранения наступает, если выполнение этого действия является непосредственной причиной ущерба, не связанной с предсказуемым развитием в этом состоянии и имеющей чрезвычайно серьезный характер«.

Одной из характерных черт нашей современной цивилизации является коллективная забота об индивидуальном ущербе, которая зачастую юридически рассматривается под углом зрения ответственности.

Мы видим, таким образом, значительное увеличение медицинских страховых случаев, которые ощутимо ложатся на плечи страховщиков медицинских работников.

Количество страховых случаев резко выросло, начиная с 1996 года, как и их средняя стоимость, что заставило многих страховщиков с 1997 года отказаться от своих финансовых обязательств.

Общая, акушерская и висцеральная хирургия в настоящее время представляют собой наибольшую зону риска, которая распространяется на все другие специальности, в том числе анестезиологию и реаниматологию, психиатрию, педиатрию или кардиологию.

Что касается договора по оказанию медицинского обслуживания, то статья 1147 Гражданского кодекса определяет договорное обязательство врача возместить ущерб «всякий раз, когда он не сможет оправдать, что невыполнение происходит по иной причине, которая не может быть ему вменена«.

Ответственность медицинских сотрудников во Франции и медицинских учреждений Франции.

Ответственность врачей и медицинских учреждений значительно возросла, что приводит к изменению содержания классической обязанности врача в смысле применяемых средств относительно обязанности врача по обеспечению результата.

  • Это требование безопасности-результата касается всех работников и учреждений здравоохранения, таких как больницы и клиники.
  • Наряду с этим, судебная практика налагает на практикующих врачей информационное обязательство, которое усиливает право пациента на получение компенсации даже в случае технической ошибки.
  • Усиление условий врачебной тайны, в том числе в отношении страховщиков, делает все более трудным оценку условий гарантии при страховании людей.
  • Медицинские работники не защищены от уголовного преследования за непреднамеренные увечья или убийство в случае ошибки или небрежности.

Наконец, наша цивилизация и жертвы медицинских несчастных случаев больше не принимают терапевтические случайности как неизбежность:

  • они нуждаются в законной компенсации, особенно когда экономические условия ощутимо сказываются на уровне их жизни, в том числе и в случае отсутствия социальной защиты.
  • другие хотят также, чтобы их случай послужил примером и не повторился больше никогда.
  • и, наконец, некоторые склонны к процедуре «джекпота», которая в конечном итоге позволит им получить в случае успеха небольшую золотую жилу.

Но к чему наказывать вместо них медицинский корпус в условиях отсутствия ошибок с его стороны, возлагая на него компенсацию за тяжелые физические недостатки вследствие действий по оказанию медицинских услуг?

Единственным справедливым решением было проанализировать компенсационную нагрузку медицинских несчастных случаев в целом, в том числе через специальный Гарантийный фонд, предназначенный для жертв несчастных медицинских случаев, оставляя ответственность на медиках за их доказанную вину.

Таким образом, Закон от 4 марта 2002 г.:

  • закрепил принцип, согласно которому ответственность медработников наступает только в случае их неправомерных действий.
  • организовал возмещение ущерба в результате медицинских несчастных случаев по согласованию с Ассоциацией помощи жертвам несчастных случаев:
  • в случае ошибки со стороны страховщиков медицинских работников,
  • в случае терапевтического риска, через Национальный офис компенсации ущерба жертвам медицинских несчастных случаев.

 

I — ОТВЕТСТВЕННОСТЬ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ

А-ОБЯЗАННОСТИ ПО ПРЕДОСТАВЛЕНИЮ ДОБРОСОВЕСТНОЙ И ВНИМАТЕЛЬНОЙ МЕДПОМОЩИ В СООТВЕТСТВИИ С ДАННЫМИ СОВРЕМЕННЫХ НАУЧНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ

Раздел II Кодекса Медицинской этики под названием «Обязанности по отношению к пациентам»содержит следующие положения:

  • Статья 32: Как только врач согласился ответить на просьбу о помощи, он обязуется лично обеспечить пациенту добросовестную, надлежащую и основанную на научных данных медицинскую помощь, опираясь, если необходимо, на помощь других компетентных медиков.
  • Статья 33: Врач всегда должен составлять диагноз с максимальной тщательностью, посвящая этому все необходимое время и опираясь, насколько это возможно, на адаптированные научные методы и соответствующую практику.
  • Статья 34: врач должен сформулировать свои предписания со всей необходимой ясностью, убедиться, что их понимает пациент и его окружение, а также стремиться к тому, чтобы предписания были неукоснительно выполнены пациентом.

Таким образом, обязательство, возложенное на врача, состоит в том, чтобы предоставить пациенту добросовестную, надлежащую и соответствующую последним научным достижениям медицинскую помощь.

Врач не обязан гарантировать исцеление своего больного, ни отсутствие перспективы ухудшения его состояния, и, следовательно, он не должен отвечать за риск несчастного случая или терапевтической опасности, присущего состоянию больного.

Тем не менее, финансовые соображения не позволяют врачу оказать медицинскую помощь, которая не соответствует научным данным.

Для хирурга-стоматолога, приступившего к противопоказанному удалению трех зубов в то время как он должен был поставить фиксированный протез:

Врачебная ответственность требует, в принципе, доказательства характерной вины практикующего врача, которая не может следовать лишь из анормальности ущерба и его тяжести.

Новая статья L 1142-1 Кодекса общественного здравоохранения подтверждает, что:

  1. Кроме случая, когда их ответственность возникает по причине дефектов товаров медицинского назначения, медицинские работники, упомянутые в четвертой части настоящего кодекса, а также любое учреждение или организация, в которых осуществляются индивидуальные профилактические, диагностические действия или предоставляются медицинские услуги, несут ответственность за последствия от наносящих ущерб действий по профилактике, диагностике или медпомощи только лишь в случае ошибки.

Вышеупомянутые учреждения, службы и организации несут ответственность за ущерб, причиненный в результате внутрибольничных инфекций, кроме случаев, если они предоставят доказательства иной причины.

1 – ОШИБКА МЕДИЦИНСКОГО МЕТОДА

Если тип договора, который составляется между хирургом и его клиентом, возлагает на практикующего врача просто обязанность относительно средств, то врач, тем не менее, руководствуясь обязанностью относительно безопасности-результата, должен возместить ущерб, причиненный его пациенту в ходе необходимого хирургического вмешательства, для его лечения каждый раз, когда этот ущерб, реальная причина которого не смогла быть определена, находится в прямой связи с осуществляемым хирургическим вмешательством и не учитывается предыдущее состояние пациента…

Следовательно, ответственность практикующих врачей влекут:

«Неосторожный жест»и «неловкость»хирурга, которые приводят к разрыву трахеи.

Хирург-стоматолог, который повреждает подъязычный нерв при удалении зуба мудрости, тогда как положение этого нерва не представляло аномалию.

Разрез подколенной артерии при пластике связок в то время как артерия не представляла аномалию, делающую ее разрез неизбежным.

Относительно двух хирургов, которые разрезают нерв в ходе резекции подчелюстной железы.

Так как проведение резекции не причинило задевание большого подъязычного и язычного нерва, и не было доказано, что пути этих нервов представляли аномалию, делая их разрезание неизбежным, Апелляционный суд может решить, что практикующие врачи допустили ошибку при составлении контракта с пациентом (-кой).

Обязанности хирурга не могут ограничиваться лишь хирургическими действиями, ибо он должен проинформировать анестезиолога о риске местной анестезии путем введения инъекции в ретро-глазное яблоко, учитывая анормальное строение глаза (разделение ответственности пополам).

Если только тяжесть ущерба не является достаточным фактором для характеристики ошибки практикующего врача, то последнему надлежит предоставить четкую и верную информацию о рисках, связанных с планируемой операцией, за исключением случаев экстренной неотложной помощи или отказа пациента быть проинформированным.

Напомним, что статья 35, пункт 4 Кодекса медицинской этики из указа № 79-506 от 28 июня 1979 позволяет врачу не сообщать больному его диагноз, если последствия информации могут нанести ему вред.

Тем не менее, хирург не может быть обвинен в совершении ошибки при разрезе срединного нерва левой руки во время операции, выполняемой с применением эндоскопии  на кистевом канале запястья, так как сделанный разрез  является хорошо известным осложнением этого вида эндоскопической хирургии, операция была проведена согласно проверенному методу с рекомендуемыми для такой операции мерами предосторожности, тактика врача была разумной, учитывая трудности, с которыми он столкнулся, и никакие ошибки, безрассудство, отсутствие необходимых мер предосторожности, небрежность или другое ошибочное действие не могут быть вменены ему, учитывая сужение поля зрения хирурга, что свойственно эндоскопии, и использование им длинных инструментов, а также и анатомические изменения больного.

Имеющееся нарушение, риск которого был присущ используемому методу, не может быть вменено в вину лечащему врачу.

2 — ОШИБКА ДИАГНОСТИКИ

ПРАВО НА ВОЗМЕЩЕНИЕ УЩЕРБА РЕБЕНКУ С ФИЗИЧЕСКИМИ НЕДОСТАТКАМИ: судебное постановление Перрюша

Так как ошибки, допущенные врачом и лабораторией при выполнении контрактов, составленных с беременной женщиной, не позволяли ей осуществить свой выбор прервать беременность, чтобы избежать рождения ребенка с физическими недостатками, то последний может потребовать возмещения ущерба в результате этих физических недостатков, причиненных допущенными ошибками.

Она признает, таким образом:

  • нарушение договорного обязательства в отношении родителей и возлагает на медицинских работников обязанность возместить ущерб на основании статьи 1165 и 1147 Гражданского кодекса.
  • квази-намеренную ошибку в отношении ребенка, случившуюся в результате нарушения его договорных обязательств в отношении своих родителей, на основании статьи 1382 Гражданского кодекса.

Кассационный суд приговаривает этих медработников возместить финансовые последствия физических недостатков, но не по причине рождения ребенка.

ПРИМЕНЕНИЕ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПЕРРЮША К РЕБЕНКУ С СИНДРОМОМ ДАУНА: судебное постановление от 28 ноября 2001 года

Так как, с одной стороны, ошибка, допущенная врачом при выполнении контракта, составленного с матерью, помешала ей осуществить выбор прервать беременность по медицинским причинам и, с другой стороны, не было оспорено, что были созданы медицинские условия для такого прерывания беременности, то родители могут потребовать возмещения материального ущерба в результате полученных физических недостатков ребенка, что непосредственно связано с допущенной ошибкой.

Поскольку врач не сообщил пациентке о тревожных результатах обследования, которые требовали специальной консультации со специалистом-генетиком и УЗИ, и врачом не было оспорено, что были созданы медицинские условия для искусственного прерывания беременности по медицинским причинам, то была совершена ошибка, которая привела к тому, что мать утратила возможность использовать амниотическую пункцию и поэтому такое прерывание беременности непосредственно связано с ущербом для ребенка, причиненным в результате этих физических недостатков.

Возмещения ущерба должно носить комплексный характер и не должно соответствовать простой потере возможности.

3 — ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ХИРУРГА В ВОПРОСАХ БЕЗОПАСНОСТИ-РЕЗУЛЬТАТА

На врача, осуществляющего хирургическую операцию, возложена обязанность в вопросах безопасности, которая одновременно представляет собой обязанность относительно результата.

Касательно хирурга, который прокалывает матку без ошибки с его стороны. Риск, таким образом, имплицитно возложен на врача…

4 – ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННАЯ СВЯЗЬ МЕЖДУ ОШИБКОЙ И УЩЕРБОМ

Отмечая факт, что передозировка лекарствами выявила ранее имевшееся, но скрытое состояние, Апелляционный суд достаточно убедительно характеризует связь между медицинской ошибкой и заболеванием почек, ущерб от которой возмещен, в данном случае, в размере не более 30%.

ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННАЯ СВЯЗЬ МЕЖДУ ТЕРАПЕВТИЧЕСКИМИ РИСКАМИ И ДТП

В ходе хирургического вмешательства, вызванного дорожно-транспортным происшествием, жертва теряет зрение одного глаза по причине терапевтического непредвиденного случая.

Лицо, участвующее в ДТП, приговорено к компенсации, поскольку «операция, приведшая к расстройству глаза, была обязательной по причине ДТП… таким образом, что этого расстройства не было бы, если бы не произошла авария».

Остается для рассмотрения в рамках юриспруденции, которая признала автора аварии ответственным за заражение потерпевшего вирусом СПИДА во время переливания крови, обусловленного аварией.

Б — ИНФОРМАЦИОННЫЙ ДОЛГ ВРАЧА

Статья 35 Кодекса Медицинской этики гласит:

  • Врач должен предоставить человеку, которого он обследует, лечит или консультирует, верную и четкую информацию о его состоянии, а также об обследованиях и медицинской помощи, которую он предлагает. На протяжении всей болезни врач в своих объяснениях учитывает индивидуальные особенности пациента и следит за тем, чтобы объяснения были понятны ему (ей).
  • Тем не менее, в интересах больного, и для этого существуют законные основания у практикующего врача, больной может пребывать в неведении относительно своего диагноза или серьезных прогнозов за исключением случаев, когда его существует риск заражения третьими лицами.
  • Фатальный прогноз должен быть выявлен с максимальной осмотрительностью и осторожностью, но близкие, как правило, должны быть об этом предупреждены, или если пациент заранее запретил сообщать ему такой прогноз либо определил третьих лиц, которым он может быть сообщен.

Больной является хозяином своего лечения, и именно он решает, в конечном счете, как вести себя в свете информации, которая предоставляется ему (ей) медицинскими работниками.

Кроме того, обязанностью любого медработника, какую бы сферу медицины он не представлял, является информирование своего клиента, который не является специалистом в медицине.

Конвенция о правах человека и биомедицине Совета Европы от 4 апреля 1997 года также предусматривает, чтобы человек, которому должны быть оказаны медицинские услуги, смог предварительно получить «соответствующую информацию о цели и характере вмешательства, а также о его последствиях и рисках», «для того, чтобы он дал на это свое свободное и осознанное согласие».

Статья 3 Европейской Хартии об основных правах от 18 декабря 2000 года закрепляет принцип свободного и осознанного согласия лица, пользующегося медицинскими услугами.

Общественное мнение, таким образом, считает справедливым право пациента систематически получать информацию, с одной стороны, о его состоянии и, с другой стороны, о рисках, которым его подвергают обследования, вмешательства или лечения, которые ему предлагаются.

  • Вследствие этого, юриспруденция использовала эту возможность судить о том, что если ответственность за медицинский несчастный случай не может быть отнесена к медицинской халатности, то этот несчастный случай мог произойти по причине неполучения предварительной информации.

Эта оценка не является безукоризненной:

  • Действительно, искусство медицины всегда основывалось на доверительной связи между больным и врачом: диалог, предложение, а иногда и «благочестивая»ложь для придания пациенту благотворной энергии являются частью набора приемов Эскулапа, в частности, в области психиатрии.
  • Сложности отбора кадров, длительность обучения медицине, нагрузки в работе, неопределенность статуса со все более сокращающимся финансовым доходом свидетельствуют, в принципе, о мотивации, которая сама по себе является залогом серьезности и доверия, позволяющим полагаться на профессию под страхом ее дестимуляции.
  • Можно было бы считать законным оставлять за врачами право решать, о чем они должны сообщать или умалчивать в интересах пациента, а не постфактум в судах, столь далеким от медицинской практики, тем более, что после вступления в силу закона от 4 марта 2002 года о выплате компенсаций жертвам медицинских несчастных случаев больше нет нужды прибегать к «юридическим уловкам».

Тем не менее, право на информацию является одним из основных прав пациента, нарушение которого может быть юридически наказуемым.